на главную Антология
живописи


Антология
поэзии



Андрей
Сокульский
 

О себе
Книги
Проза
Публикации
 'Стихи'
 'А-клуб'
Фото
События
 Инсталляции 
  |
 Дневник
 
Полезные ссылкм   



Давно его занесло из бескрайней Сибири на полноводную Волгу - высокого, упрямого, заходящегося в беседе в высокий накал сразу. Неудобный, непреклонный и не совсем мой поэт. Но как-то сразу он вставил мне Пушкина: «Поэзия должна быть величава». А с этим я не могу не согласиться. Его подход в поэзии в короткой фразе: «Если платье и рваное, то бархатное…».

Он настоящий мужик из стержневых мужицких правил: помни о добре, говори о главном, и не вешай на себя чужие заслуги и ордена. И он работает, будучи многолетним руководителем поэтической студии «Азъ», помогая многим не понаслышке и с любовью. Он очень многих помнит, и многим руку свою кряжистую и надежную протянул. Как ему в свое время подал, свою маленькую жилистую руку, в первый его год жизни в Саратове, умнейший и признанный советским строем поэт, Исай Тобольский.

Вчитайтесь в стихи Николая Сергеевича. В них есть память о большой войне… «Ты знаешь, что из-под сгоревших бадаевских складов в блокадном Ленинграде люди собирали землю, чтобы почувствовать в кипятке привкус сгоревшего сахара?» В его стихах - память о тех временах, «когда он жену от табуна отбивал». В них - его не прекращающаяся высокая охота в куржаках Сибири. И его большая морская пехота войны за Россию на каждом пяточке, и до конца.

Что мне во всем этом нравится? Раз: я сделал подборку, которую автор одобрил целиком и полностью. Два: мы с ним продвинулись в разговоре о сотрудничестве дальше. И три: мне все больше нравятся стихи громогласного поэта Николая Байбузы. Особенно, когда он их читает сам - мощно и эмоционально. Как он умеет.

 
 
   Северянин
                       В.Вардугину

Руки своим дыханьем грея,
если на Север тебя занесло,
глазами и кожей чуешь острее:
воздух, землю, пространство, тепло.

На горле твоем не сыграли волки -
будут нюхать солярку и мазь.
При тебе стихотворцы умолкли,
лауреатской костью давясь.

Взглядом не удостоил коллега -
он не сильнее тебя, а злей,
если мысли не глубже снега
и черней не убитых тобой соболей.

Тебе помогла не ума палата,
нож и порох - твоя родня.
Понял радостью азиата:
доехал, добрел, дополз до огня.

Ночь. Куржак. Одиноко. Грустно.
Последний стакан задержал у рта:
услышал, как в морду мамонта с хрустом
вгрызается вечная мерзлота.





Больничный парк


Под дубом, посаженным пленным французом,
уланом, драгуном ли Наполеона,
солдаты Афгана из дебрей Союза
жуют мандарины - 
подарки наследников Багратиона.
Шуршит позапозавчерашняя «Правда» - 
в ней все: от ЦК до солдатского долга.	
Но вскрытою веной от рая до ада,
тампон теплохода качая,
дымится вдали ядовитая Волга.
Под тенью широкой, прохладу глотая,
славянка с татаркой залились слезою.
Калеки Поволжья, Урала, Алтая,
хирург на две ставки,
чем я вас, не знавший войны, успокою?
Меня миновала небесная кара - 
мой сын не распутывал петли Саланга,
его напоила кумысом Самара,
с улыбкой, наверно;
плевком до лица не достала Паланга.
Герой Кандагара сестру обнимает,
от боли мыча непечатное слово.
Еще не такое в России бывает.
Протез за валюту.
Спасибо тебе за дубы,
Ватерлоо. 




Лось
		
Не научился путать следы -
напоролся на пулю лбом.
Шкуру снимают кривым ножом,
режут от паха до бороды.

Вырубят с лобной костью рога,
взвесят сердце на липких весах,
в железобетонных домах
отведают с ливером пирога.

Не шелохнулся столетний кедр.
Псы рычат, требуху теребя.
Конец охоте!
Ноздрями пещер
вечность обнюхивает тебя.




***

Помнишь,
дед тебя водил
встречать рассветы
за реку?	
В поэзию
идешь один - 
в нее не водят
за руку.







                  Стихи Николая Сергеевича Байбузы


ТЕРРИТОРИЯ ПОЭЗИИ с Андреем Сокульским

  наверх